Может ли банкрот платить премии юристу, решал ВС

Публикуем новости о банкротствах, обсуждаем актуальные темы

Может ли банкрот платить премии юристу, решал ВС

Сообщение Юлия@rsit » 11 янв 2021, 09:35

Юрисконсульту застройщика повышали зарплату и перечисляли премии, когда сама компания входила в банкротство. Управляющий посчитал, что это вывод средств, и обратился в суд. Три инстанции с ним согласились и указали, что премии нужно вернуть. Тогда юрист пожаловался в Верховный суд, который выслушал его аргументы. А представитель управляющего заявила, что зарплаты повышались только «топовым сотрудникам», к которым она отнесла и простого юрисконсульта.

Сергей Матюнин начал работать в строительном ОАО «Московский комбинат хлебопродуктов» юрисконсультом в 2014 году за зарплату 70 000 руб. Его зарплата росла, а дела у компании становились все хуже. После того как суд принял заявление о банкротстве, Матюнину дважды повышали зарплату – в марте 2017 года и январе 2018 года. В последний раз повысили в январе 2018 года – до 140 000 руб. Кроме этого, Матюнин получал и премии. Работодатель остался ему должен почти 617 000 руб.

В рамках дела о несостоятельности застройщика конкурсный управляющий Александр Шматала попытался оспорить премирование и повышение зарплаты. Он потребовал признать недействительными два допсоглашения к трудовому договору от 2017 года и 2018. По ним сотрудник начал получать больше 100 000 руб. Управляющий посчитал, что компания с финансовыми трудностями не может повышать заработную плату сотрудникам.

Шматала указывал, что компания много лет была в состоянии кризиса. Один из самых проблемных объектов – жилищный комплекс «Царицыно» – она начала строить в 2006 и должна была сдать в 2012 году. Но «Московский комбинат хлебопродуктов» закончить работы не смог, стройку заморозили (сейчас ее заканчивает другая компания). Как писали СМИ, в результате в реестр пострадавших дольщиков попали более 800 человек.

Матюнин заявлял, что для роста дохода была объективная причина – увеличивался объем работы. Он рассказал, что в юротделе в 2015 году работало восемь сотрудников, а к 2018 году их осталось всего четверо. Нагрузка разделялась между оставшимися юристами.

Но первая инстанция с доводами Матюнина не согласилась. АС Московской области решил, что начислять премии следует не только по результатам работы сотрудника, но и компании в целом.

Во время финансового кризиса комбинату не стоило делать прибавку юрисконсульту, а самому работнику нужно было отказаться от премии, решил суд.

Первая инстанция указала, что ввиду своей должности Матюнин не мог не знать о финансовых проблемах работодателя. Поэтому суд признал недействительными два допсоглашения к трудовому договору и начисление оклада юристу (почти 586 000 руб.). АС Московской области «списал» с работодателя долг по зарплате, а вот премии указал вернуть (187 600 руб.). С этим согласились апелляция и кассация.

Посчитав, что сотрудник не обязан учитывать финансовое состояние работодателя и от этого не может зависеть величина оклада, Матюнин пожаловался в Верховный суд.

Не обязан знать о проблемах работодателя
Экономколлегия рассмотрела спор 14 декабря 2020 года (дело № 305-ЭС17-9623), председательствовал в процессе Иван Разумов. На заседание явились сам Сергей Матюнин и представитель конкурсного управляющего Кристина Петрова.

«Конкурсный управляющий и суды ссылались на мою должность. Но я же не обязан оценивать финансовое состояние своего работодателя», – начал Матюнин. По его словам, он мог получать информацию только из открытых источников, а по итогам 2015 и 2016 годов, согласно публикуемой финансовой отчетности, фирма была «в плюсе», зарплаты сотрудникам не задерживали. Председательствующий судья поинтересовался, когда сотрудникам перестали выплачивать зарплаты. Матюнин ответил, что с начала 2018 года. Он уточнил, что оклады росли не только у него, но и у других сотрудников юридического департамента.

– А по другим сотрудникам есть такие споры? – уточнил Разумов.

– Да, с главным бухгалтером, с исполняющим обязанности начальника юридического отдела, – ответил Матюнин.

– А кто равные должности с вами занимал?

Матюнин ответил, что не знает, почему «выбор пал» именно на него, ведь он рядовой сотрудник. Петрова отметила, что конкурсный управляющий оспаривает все повышения зарплат за время перед банкротством.

Бонусы для «топовых» сотрудников
А Петрова не считала Матюнина рядовым работником. По ее словам, на фоне кризиса доход рос только у «топовых сотрудников». Под ними Петрова понимает тех, кто занимал значимые должности, в том числе и юрисконсульта.

– Я так понимаю, вы вменяете сговор с работодателем? – уточнил судья ВС Денис Капкаев.

– Через сотрудников был вывод денежных средств, – ответила Петрова.

С этим не согласился Матюнин. Он отметил, что желание для сотрудника получать больше – это нормально, в этом нет «никакого злого умысла». После этого тройка судей удалилась в совещательную комнату, примерно через 15 минут коллегия огласила свое решение: акты нижестоящих инстанций отменить, а само дело направить на «новый круг».

«Желание для сотрудника получать больше – это нормально, в этом нет никакого злого умысла».

На практике такие споры скорее редкость, говорит Елена Кожемякина, управляющий партнер ЮФ BLS . По ее словам, нередко суды занимают сторону наемного сотрудника. У него нет риска и ответственности, если все оформлено правильно и юридически «чисто».

По словам Анны Карповой из АТ Юридическая фирма , суды обращают внимание на то:
  • когда подписаны допсоглашения о выплате премии. Если в период «подозрительности», то чаще всего работнику отказывают в выплатах;
  • продолжали ли выплачиваться зарплата, бонусы и премии в период;
  • когда подано исковое заявление о взыскании задолженности по премии (до возбуждения дела о банкротстве или после).

Синченкова Анастасия, Ирина Кондратьева

Источник заимствования: Право.ru
Аватар пользователя
Юлия@rsit
 
Сообщений: 390
Зарегистрирован: 15 мар 2019, 10:05

Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2