ВС: продажа разнородного имущества должника одним лотом должна быть обоснована

Публикуем новости о банкротствах, обсуждаем актуальные темы

ВС: продажа разнородного имущества должника одним лотом должна быть обоснована

Сообщение Юлия@rsit » 13 мар 2020, 12:26

Верховный Суд указал, что выбор такого способа реализации имущества банкрота может необоснованно ограничить количество потенциальных участников торгов и негативно сказаться на конечной цене продажи.

По мнению одного из адвокатов, Верховный Суд в определении подтвердил, что торги должны обладать максимальным экономическим эффектом. Другой также выразил полное согласие с определением ВС РФ, которое, по его мнению, заслуживает помещения в обзор судебной практики высшей судебной инстанции, поскольку она рассмотрела распространенный вид экономической, управленческой ошибки либо злоупотребления со стороны конкурсных управляющих.

Верховный Суд РФ вынес Определение № 305-ЭС16-13381(4) по делу об оспаривании кредитором должника результатов публичных торгов, на которых имущество организации-банкрота было реализовано единым лотом по цене почти в 10 раз меньше его начальной стоимости.

В марте 2015 г. суд признал ООО «ЭнергоСервисПроект» банкротом и назначил Инну Балашову его конкурсным управляющим. Спустя два года собрание конкурсных кредиторов должника утвердило положение о порядке и сроках продажи имущества предприятия, которое не оспаривалось ни одним участником дела о банкротстве. Согласно положению перечень имущества должника, включающий ряд его недвижимых объектов в Чувашской Республике и Волгоградской области, автотранспорт и подтвержденную решением суда дебиторскую задолженность на сумму в 68,8 млн руб., подлежал реализации на торгах единым лотом.

Организатором торгов выступило ООО «Консалт-Маркет». Общая начальная цена продажи имущества должника превысила 62 млн руб., но первые и повторные торги были признаны несостоявшимися ввиду отсутствия заявок. После этого конкурсный управляющий опубликовал сообщения о проведении публичных торгов, их начальная продажная цена составила 55,9 млн руб., их победителем стал единственный участник, ООО «Разнопромсервис», предложивший за имущество должника только 6,8 млн рублей.

Впоследствии кредитор должника Дмитрий Гуров оспорил результаты торгов в судебном порядке, и Арбитражный суд г. Москвы удовлетворил его заявление, признав торги недействительными. Суд установил, что проданное имущество не было связано между собой ни технологически, ни функционально или иным образом, поэтому его нельзя было рассматривать как совокупность объектов, образующих предприятие. Так, земельные участки находились в разных субъектах РФ либо не являлись смежными, хотя были расположены в границах одного региона. Искусственное объединение разнородных объектов в один лот, как указал суд, безосновательно сузило круг потенциальных покупателей, ограничило конкуренцию и в конечном счете нарушило права и законные интересы кредиторов должника.

Отменяя определение первой инстанции и отказывая в удовлетворении заявления кредитора должника, апелляция отметила, что действующее законодательство не запрещает реализацию разнородного имущества одним лотом. Вторая инстанция сочла, что Дмитрий Гуров не доказал снижение интереса потенциальных покупателей вследствие объединения такого имущества. По мнению апелляции, заявитель также не доказал, что кто-либо намеревался приобрести имущество по более высокой цене, как и то, что продажа всего имущества одним лотом осуществлена по более низкой цене, чем раздельная продажа объектов. В дальнейшем окружной суд оставил без изменения постановление апелляции.

В кассационной жалобе в Верховный Суд РФ Дмитрий Гуров просил отменить постановления судов апелляционной инстанции и округа, оставив в силе определение первой инстанции.

После изучения материалов дела № А40-174619/2014 высшая судебная инстанция отметила, что, с учетом доводов заявителя о создании дополнительного барьера для обычных потенциальных участников торгов, обязанность доказать эффективность принятого решения лежит на лицах, выступающих в рамках рассматриваемого обособленного спора за сохранение юридической силы торгов.

Как указал Верховный Суд, в рассматриваемом деле отсутствовали разумные основания полагать, что на базе такого имущества может быть организован бизнес и вестись полноценная предпринимательская деятельность. При этом данное имущество не является и единым недвижимым комплексом согласно ст. 133.1 ГК РФ.

При определенных обстоятельствах, пояснил ВС, эффективное восстановление прав кредиторов на получение удовлетворения может быть обеспечено продажей разнородного имущества должника одним лотом. «Однако объединение объектов продажи в один лот должно носить объективный характер. Оно допустимо, например, в ситуации, когда совокупность отчуждаемых активов отвечает признакам предприятия, к которому для целей несостоятельности п. 1 и 3 ст. 110 Закона о банкротстве относят имущественный комплекс, предназначенный для осуществления предпринимательской деятельности. Разрешая вопрос о том, является ли разнородное имущество предприятием в значении, придаваемом этому понятию законодательством о несостоятельности, следует исходить из того, имеет ли возможность покупатель, приобретший имущество, на его основе приступить к ведению бизнеса без излишних сложностей. Принципиальная невозможность организации предпринимательской деятельности на базе отчужденного имущества свидетельствует о недопустимости его продажи как предприятия по правилам ст. 110 Закона о банкротстве», – отметил Суд.

ВС добавил, что с точки зрения обычного покупателя земельные участки, различающиеся как по категории, так и виду разрешенного использования, расположенные в разных районах Чувашской Республики (и при этом не являющиеся смежными), а также в Волгоградской области, не могут рассматриваться как дополняющие друг друга и поэтому не представляют для такого покупателя интереса. Соответственно, их объединение в один лот представляет собой дополнительный барьер для организаций и граждан, работающих на специализированных рынках в пределах одного субъекта РФ. Как следствие, вероятность реализации столь разнородного имущества должника единым лотом значительно ниже, чем в случае его разделения на несколько лотов, поэтому состоявшееся объединение имущества в один лот привело к необоснованному ограничению количества потенциальных участников торгов. Это, в свою очередь, могло негативно сказаться на цене продажи.

Как пояснил Суд, конкурсный управляющий и иные заинтересованные лица не привели разумных обоснований того, что избранный способ продажи имущества должника являлся наиболее выгодным для широкого круга покупателей, должника и его кредиторов и привел к получению максимальной выручки. «Напротив, первые и повторные торги, проведенные посредством аукциона, были признаны несостоявшимися ввиду отсутствия заявок, что должно было вызвать у конкурсного управляющего объективные сомнения относительно правильности принятого решения о продаже имущества одним лотом. В результате торгов, проведенных посредством публичного предложения, победителем стал их единственный участник, предложивший 6,8 млн руб., при утвержденной начальной стоимости лота 62 млн руб.», – отмечено в определении.

Вырученных от торгов денежных средств, добавил Суд, недостаточно даже для расчетов с кредиторами второй очереди удовлетворения, совокупный долг перед которыми составил более 24 млн руб., в том числе с Дмитрием Гуровым. Таким образом, Верховный Суд отменил постановления апелляции и кассации в части отмены определения арбитражного суда и отказа в удовлетворении заявления Дмитрия Гурова, оставив в силе отмененную часть судебного акта первой инстанции.

Адвокат, партнер Tenzor Consulting Group Антон Макейчук полагает, что Верховный Суд подтвердил то обстоятельство, что, как при продаже имущества единым лотом, так и при продаже имущества разными лотами, главным будет достижение максимального экономического эффекта, когда задолженность перед кредиторами должника погашается в как можно большем размере.

«При этом встречаются случаи, аналогичные рассматриваемому, когда конкурсный управляющий пытается включить все имущество должника в один лот при том, что оно не является имущественным комплексом, а также при том, что имущество находится в разных местах и никак между собой не связано (например, Постановление АС Северо-Кавказского округа от 26 ноября 2015 г. № Ф088756/2015 по делу № А32-19741/2010). Также встречаются зеркальные случаи, когда конкурсные управляющие разбивают на разные лоты имущество, которое входит в имущественный комплекс (Постановление АС Уральского округа от 10 декабря 2019 г. № Ф09-5208/14 по делу№ А60-49801/2013)», – отметил он.

По словам эксперта, в одном из вышеуказанных дел должник обладал единым имущественным комплексом, предназначенным для осуществления предпринимательской деятельности, заключающейся в добыче камня на карьере и его переработке. «Однако вместо реализации указанного специализированного имущественного комплекса, позволяющего сразу же после запуска его в действие реализовать единый производственный цикл с выходом готового товарного продукта, конкурсным управляющим предложена, а собранием кредиторов принята схема фактического разделения цельной производственной цепочки на две совокупности имущественных объектов, каждый из которых не обеспечивает самостоятельного экономического функционирования без взаимодействия с другим. Тогда суд счел, что в результате такого подхода, в случае реализации предложенного конкурсным управляющим проекта создания двух акционерных обществ ни одно из них не сможет осуществлять свою деятельность самостоятельно до получения конечного товарного продукта без привлечения другого акционерного общества или без привлечения услуг третьих лиц», – отметил Антон Макейчук.

Адвокат, партнер и руководитель практики «Арбитражное, налоговое и банкротное право» КА г. Москвы № 5 Вячеслав Голенев выразил полное согласие с определением ВС РФ, которое, по его мнению, заслуживает попадания в обзор судебной практики высшей судебной инстанции. «Наконец Судебная коллегия по экономическим спорам разобрала ситуацию, при которой ничем на связанные между собой имущественные объекты объединены в один лот (в стиле “сборной солянки”) конкурсным управляющим для выставления на торги и/или публичным предложением. Это довольно распространенный вид экономической, управленческой ошибки либо злоупотребления со стороны управляющих. Понятное дело – в одних случаях управляющий может просто в силу неглубокой экономической проработки вопроса ошибиться с построением лота, в другом случае он может делать это сознательно в целях постепенного, “каскадного” снижения цены продажи такого лота (например, в интересах “дружественных” к должнику кредиторов либо в интересах конкретных интересантов в покупке объектов из такого лота)», – пояснил эксперт.

По мнению эксперта, в таких случаях нарушаются интересы конкурсных кредиторов в виде наиболее полного наполнения конкурсной массы за счет продажи имущества должника. «В данном конкретном случае даже беглого взгляда достаточно, чтобы понять, что очень странно объединять в один лот для продажи объекты в Чувашии и Волгоградской области: два разных региона, отсутствие хозяйственных связей типа “производство – склад – торговая точка”, так как речь идет вообще о сельскохозяйственных угодьях, – отметил Вячеслав Голенев. – В итоге нельзя не согласиться с категорическим выводом Суда о том, что такая организация продажи действительно привела к ограничению конкуренции, снижению числа потенциальных покупателей и неполучению максимально возможной выручки от продажи имущества должника».

Зинаида Павлова

Источник заимствования: Advgazeta.ru
Аватар пользователя
Юлия@rsit
 
Сообщений: 234
Зарегистрирован: 15 мар 2019, 10:05

Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1