Как определить искусственные долги в банкротстве

Публикуем новости о банкротствах, обсуждаем актуальные темы

Как определить искусственные долги в банкротстве

Сообщение Nata » 02 июл 2018, 11:00

Кредитор стал требовать возврат займов с контрагента-физлица лишь после того, как тот подал в суд заявление о собственном банкротстве. Другой конкурсный кредитор должника заподозрил, что в этой ситуации речь идет о фиктивных долгах и попытке через них контролировать процедуру несостоятельности потенциального банкрота. В обоснованности таких подозрений разбирался Верховный суд. А эксперты рассказали, по каким критериям можно определить недобросовестность сторон в подобных ситуациях.

Искусственное наращивание кредиторской задолженности – известная порочная практика, говорит арбитражный управляющий Артем Кадников. Чтобы ее не допустить, суды, как правило, идут по пути более детальной оценки предъявляемых требований, говорит он. Однако, как показывает практика, так происходит далеко не всегда.

Сомнительные операции

В рамках банкротства Андрея Одинцова в реестр кредиторов должника попросило включиться ООО «Бюро Ивана Правова» с требованиями на 6,3 млн руб. Заявитель пояснил, из чего вытекает эта сумма: 5,15 млн – задолженность по договорам займа с набежавшими процентами, а 1,15 млн руб. – неосновательное обогащение по расторгнутому соглашению купли-продажи векселя. Три инстанции постановили включить эти требования в реестр, указав на то, что они подтверждаются копиями заемных соглашений, платежными поручениями и выпиской из банка о перечислении денег. Хотя другой кредитор потенциального банкрота, фирма «Эксперт Холдинг», возражала против этого, указывая на аффилированность «Бюро Ивана Правова» с должником. Но суды признали такой довод несостоятельным, поскольку «сам по себе факт аффилированности должника и кредитора не свидетельствует о недействительности сделки при наличии бесспорных доказательств ее совершения».

«Эксперт Холдинг» не согласился с такими выводами и оспорил акты нижестоящих инстанций в Верховный суд. В своей жалобе организация обратила внимание на то, что при доказывании требований, вытекающих из договоров займа, нужно устанавливать реальность хозяйственных отношений между сторонами. А в рассматриваемом случае суды ограничились формальной проверкой представленных в материалы дела бумаг, заметила компания.

Кроме того, заявитель жалобы указал, что при подаче заявления в арбитражный суд о собственном банкротстве Одинцов не представил информации об обязательствах перед «Бюро Ивана Правова». И это ООО, в свою очередь, тоже не требовало возврата 6,3 млн руб. до возбуждения дела о несостоятельности должника.

Ссылаясь на перечисленные обстоятельства, «Эксперт Холдинг» уверял, что стороны заключили эти сделки с целью создать искусственную задолженность и получить контроль над банкротством Одинцова. Судья ВС Денис Капкаев признал эти доводы заслуживающими внимания и передал дело на рассмотрение в экономколлегию.

Жаркий спор в ВС

В самом начале заседания представитель «Бюро Ивана Правова», юрист Сергей Давыдов, сообщил, что его доверитель заявляет отвод председательствующему судье Денису Капкаеву. Это ходатайство основывается на сомнениях в объективности судьи при исследовании дела, пояснил юрист: «В определении об истребовании дела Капкаев не указал на существенные нарушения норм права, которые послужили поводом для дальнейшей передачи спора на рассмотрение экономколлегии».

Представитель заявителя жалобы, юрист Светлана Гранкина, против такой просьбы оппонента возражала. А сам должник, в свою очередь, попытался четче объяснить мотив заявления об отводе: «Не буду скрывать про свою взаимосвязь с «Бюро Ивана Правова». Но дело в том, что Капкаев в своих решениях последовательно выступает сторонником того, что аффилированность сама по себе является основанием для невключения в реестр требований из договоров займа». И, по мнению Одинцова, такой факт подпадает под одну из причин для отвода судьи – «делал публичные заявления или давал оценку по существу рассматриваемого дела» (п. 7 ст. 21 АПК).

После часового совещания судьи ВС Сергей Самуйлов и Екатерина Корнелюк объявили, что оставляют без удовлетворения ходатайство об отводе Капкаева.

Тогда должник попросил отложить процесс, указав на то, что права требования 6 млн руб. к нему «Бюро Ивана Правова» 17 апреля 2018 года переуступило ООО «ИП Ириг», представители которого на текущем заседании отсутствуют. Однако эту просьбу ВС тоже не стал удовлетворять. А Гранкина и вовсе заявила, что их оппоненты такими действиями пытаются затянуть процесс.

Высказываясь уже по существу спора, представитель «Эксперт Холдинга» перечислила основания, по которым необходимо отменить акты нижестоящих инстанций: Одинцов является единственным бенефициаром «Бюро Ивана Правова», а суды даже не изучили – откуда у кредитора появились средства на займы и куда деньги в дальнейшем потратил должник. Мы просили суды проверить, могла ли вообще компания предоставить такой заем, подчеркнула Гранкина. Она обратила внимание, что кредиторов подобных «Бюро Ивана Правова» еще пять: «Они внезапно вспомнили о своих требованиях к должнику, когда пошел банкротный процесс».

Давыдов в ответ заявил, что все доводы оппонентов сводятся к переоценке доказательств в рамках этого спора. Я так и не услышал, какая норма права нарушена в спорной ситуации, подчеркнул юрист: «Заем можно оспаривать по ГК, если деньги не передавались, но эти средства перечислялись, что подтверждается документами». А Одинцов добавил: «Я – состоятельный человек и владею несколькими компаниями, которым принадлежит недвижимость. «Бюро Ивана Правова» – тоже моя фирма, которая выделяла мне оборотные средства». Вместе с тем по закону у меня нет обязанности обосновывать экономическую целесообразность этих займов, подчеркнул он.

Выслушав все доводы сторон, «тройка» судей ВС удалилась в совещательную комнату и спустя полчаса огласила резолютивную часть решения: акты нижестоящих судов отменить, направить этот обособленный спор в рамках банкротного дела на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Эксперты «Право.ru»: «Добросовестность кредитора нельзя оценивать только по отсутствию активности»

Арбитражный управляющий Артем Кадников полагает, что доводы «Эксперт Холдинга» о недостаточной активности «Бюро Ивана Правова» при возврате задолженности до возбуждения дела о банкротстве носят субъективный характер.

Борьба кредиторов за голоса в реестре с каждым годом становится все драматичнее. Стандарт доказывания по обособленным спорам о включении в реестр за последнее время существенно повысился. Суды запрашивают все больше документов у участников спора, а порой и вовсе напоминают следственные органы в своей активности по сбору и оценке доказательств.
Партнер, руководитель практики по банкротству АБ «Павлова и партнеры» Сергей Левичев

Он считает, что добросовестность кредитора нельзя оценивать только по отсутствию активных действий в отношении неисполняемого обязательства: «Суд безусловно может учитывать этот фактор, но только как один из многих (отсутствие экономической обоснованности займа, нетипичный порядок исполнения обязательства, и др.)». Кроме того, картину с якобы фиктивным наращиванием задолженности в этой ситуации портит то, что деньги должнику перечислялись задолго до банкротства, добавляет Кирилл Коршунов, юрист практики разрешения споров и банкротства ЮФ «Линия Права»: «И это подтверждено доказательствами, которые достаточно тяжело скомпрометировать, – платежными поручениями и выписками со счета должника». В дополнение он обращает внимание на то, что вопрос об аффилированности в этом споре встал только в апелляционной инстанции: «И то ни в одном судебном акте нет указания на ее основания». Но у апелляции, учитывая возражения другого кредитора, были основания, чтобы «взять лупу» и более подробно изучить сделку и судьбу полученных должником денег, полагает Коршунов. Не исключено, что перечисленные суммы через третьих лиц вернулись аффилированному кредитору, предполагает юрист.

Вместе с тем в этой ситуации нижестоящие инстанции не проанализировали в полной мере обстоятельства образования спорных долгов, признает Кадников: «Использование одних только норм права, без детальной оценки, свидетельствует о формальном подходе судов».

Займы и векселя – это классические способы формирования искусственной задолженности в российской банкротной практике. Поэтому судебная практика формирует правовые позиции, направленные на борьбу с фиктивными требованиями, основанными на таких сделках.
Радик Лотфуллин, советник Saveliev, Batanov&Partners

Радик Лотфуллин советник Saveliev, Batanov&Partners добавляет, что достоверность требования, основанного на передаче должнику наличных денег, суду надо оценить, учитывая следующие обстоятельства: 1) позволяло ли финансовое положение кредитора (с учетом его доходов) предоставить контрагенту такую сумму; 2) есть ли в деле сведения о том, как должник потратил эти деньги; 3) отражалось ли получение этих средств в бухгалтерском и налоговом учетах (п. 26 Постановления Пленума ВАС от 22 июня 2012 года № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве»). При наличии сомнений во времени изготовления подобных документов суд может назначить экспертизу, в том числе по своей инициативе, добавляет эксперт. Кроме того, юрист предполагает, что в мотивировочной части по этому спору ВС будет развивать свою позицию о недобросовестности сторон заемных отношений, которую ранее представил в деле № А40-201077/2015.

После опубликованных в прошлом году нескольких позиций Верховного суда РФ о необходимости проверки реальности хозяйственных операций между кредитором и банкротом с целью исключить требования, направленные на искусственное создание задолженности, попытки распространить их действие на споры с иными фактическими обстоятельствами, встречаются все чаще, говорит Наталья Колерова, руководитель проектов АБ S&K Вертикаль. Она отмечает, что в настоящем деле требования общества основаны на договорах, заключенных за несколько лет до возбуждения дела о банкротстве, перечисления денежных средств подтверждены банковскими выписками. Но внимания заслуживает одно из оснований возникновения задолженности, а именно неисполнение обязательств по договору купли-продажи векселя. "Вексельные отношения всегда вызывают пристальное внимание", - отмечает эксперт.

Критерии, свидетельствующие об искусственном наращивании задолженности:

– сделки заключены незадолго до банкротства (хотя «задним» числом они могут быть заключены гораздо позднее);

– отсутствует целесообразность заключения сделок;

– сделки заключены с аффилированными лицами;

– передача денег подтверждается распиской;

– требования основаны на векселе.

P.S. Наличия одного из указанных оснований недостаточно для того, чтобы установить фиктивность задолженности, так как она доказывается на основании множества косвенных доказательств. Искусственное наращивание задолженности происходит для физических и юридических лиц примерно одинаково. Однако для физлиц недоступен такой способ, как заем от акционера или участника общества (субординированный заем).
Источник: Кирилл Коршунов, юрист практики разрешения споров и банкротства ЮФ «Линия Права».

Источник заимствования: Право.ru
Аватар пользователя
Nata
Команда РИТ
 
Сообщений: 964
Зарегистрирован: 13 июн 2013, 10:46
Откуда: Ижевск

Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 7